January 29th, 2013

птушкина

открытое обращение к театрам

Я очень устала от непрошенных соавторов вообще и от зашкалившего количества соавторов по пьесе «Пока она умирала» в частности.

Самомнение директоров, директорских жен, режиссеров, режиссерских жен, артистов занятых в спектакле и не занятых, жен артистов занятых в спектакле и жен не занятых, господ завлитов и прочих, прочих, и прочих, которые считают, что они в течение пяти минут могут придумать название лучшее, чем у автора.

Смею утверждать, что мое изящное, ироничное и точное название «Пока она умирала» в ущерб художественности меняют на многочисленные «Пока она не умрет», «Пока она будет жить» или просто на выдернутые из текста пьесы цитаты. Я в ярости, когда вчерашняя школьница, а нынче завлит, довольно снисходительно объясняет мне, что в их городе на такое название, как «Пока она умирала», зрители не пойдут. Она что, проводила социологический опрос или может быть, хотя бы не была в школе троишницей? Почему любой троишник считает себя умнее и талантливее автора?

Героям моей пьесы 84 года, 60, 60 и 40 лет. Их психология написана в строгом соответствии с заданным возрастом. Их поступки адекватны именно этому возрасту. Их манера говорить присуща именно этому возрасту и именно этому социальному положению. Не надо менять этот возраст соответственно на 60, 40, 40 и 20 лет! Это ложь! Пьеса разрушается, а остаются только репризы. Я понимаю, что у нас в стране чудовищная, давно всем привычная дискриминация людей по возрасту. Но может быть хоть театр останется от нее в стороне? Или давайте сделаем героев пьес «Перед заходом солнца», «А дальше тишина», «Эта странная миссис Сэвидж» такими молодыми-молодыми. Миссис Сэвидж в свои 80 лет влюбилась в двадцатилетнего. Зачем это? Кто в это поверит? Давайте, пусть ей будет 21 год. 21 и 20 – это вполне реалистично. Поступим также и с другими пьесами…

Все достаточно просто, если вести себя честно. Не устраивает возраст героев моей пьесы – не ставьте пьесу. Уважайте права автора. Это не призыв. Это обязательность следования закону. Пьеса – это не ничейная вещь, которая валяется без присмотра и с которой каждый может поступать как угодно. И чем скорее в театрах это усвоят, тем ближе мы будем к цивилизованному обществу.

Надежда Птушкина

Москва, 29 января 2013

uldram

Пояснение: Ульяновский театр драмы обратился к Надежде Птушкиной за разрешением поставить ее пьесу "Пока она умирала". Автор дала такое разрешение с условием, что название пьесы не меняется и все изменения в тексте возможны только с согласия автора. Тем не менее театр выпускает спектакль с названием "Рождественские грезы". И, оцените, в Ульяновске, судя по фотографии, именно вот так выглядят люди шестидесяти лет. Надежда запретила постановку без права возобновления спектакля (отправлено соответствующее заявление в РАО).

UPD: Мир с Ульяновским театром